Новокузнецк.su - Городская электронная газета

Полная версия сайта
Расписание автобусов

Новость от 13 июня 2019

"Я не узнала своего сына": кемеровчанка три года добивается наказания врачей за инвалидность и смерть ребёнка

Кемеровчанка Вера Б. уже несколько лет пытается добиться наказания для врачей, которые, по её мнению, не оказали её новорождённому ребёнку необходимой помощи.

Женщина родила в августе 2013 года. Несколько лет она жила с гложущим её чувством вины: медики убедили её, что она сама виновата в инвалидности малыша. Через 3,5 года ребёнок умер.

С 2016 года Вера пишет во все инстанции и добивается возбуждения уголовного дела. Она уверена, что её сыну медицинская помощь была оказана неправильно, а надзорные и контролирующие органы скрывают допущенные нарушения.

Женщина обратилась в редакцию ВашГород.ру с просьбой рассказать её историю. Также она написала жалобу в Следственный комитет России.

Беременность

У Веры и её мужа есть сыновья от первых браков: достаточно взрослые и самостоятельные парни. Пара очень хотела общего ребёнка. Как только женщина узнала о беременности (в 5−6 недель), она встала на учёт в консультацию. Со слов акушера-гинеколога, беременность протекала в пределах нормы. Однако кемеровчанка с этим не согласна. На нескольких листах она изложила жалобы, на которые лечащий врач не обращал внимания. Не была проведена часть обследований и необходимых анализов, отсутствует часть записей в карте.

24 августа 2013 года отошла пробка, вечером 25 августа появились тянущие боли внизу живота. Это было воскресенье. 26 августа женщина пришла в женскую консультацию. Там её осмотрели и порекомендовали ехать в роддом, если боли не прекратятся. Но направление врач не дала и запись в карточке о направлении в роддом не сделала.

«Ближе к вечеру, 26 августа, боли стали усиливаться и мы решили ехать в родильный дом ГКБ № 3 им. М. А. Подгорбунского. Дежурный врач проигнорировал мои жалобы на боли в течение трёх дней и наличие схваток. Только утром 27 августа было сделано УЗИ, которое показало тазовое предлежание плода, хроническую гипоксию и хроническую феноплацентарную недостаточность. За всё время до родов, 17 часов 45 минут, КТГ плода не провели ни разу», — рассказала Вера.

Также женщина рассказала и о других нарушениях, допущенных с момента её попадания в роддом. Их она также подробно изложила в своём обращении в Следственный комитет.

Роды

Днём 27 августа провели экстренное кесарево сечение. На тот момент было 36,5 недель беременности. При введении анестезии женщине стало плохо: появилась тошнота, обильное слюноотделение, одышка, женщина начала задыхаться.

«Какую-либо помощь в данной ситуации анестезиолог-реаниматолог мне не оказал. При этом если у матери развиваются осложнения во время анестезии, в частности, угнетение дыхания, это может стать причиной развития острой гипоксии у ребёнка», — отмечает кемеровчанка.

Елисей родился синюшным, он не закричал, а лишь еле слышно запищал. Медики поставили ему 7 баллов по шкале Апгар, что, по мнению мамы, было завышенным, так как состояние малыша было тяжёлым.

К дальнейшим действиям медиков у женщины также немало вопросов. Однако в части случаев её предположения не подтверждены, так как отсутствую записи в документах (женщина считает, что они были уничтожены намеренно).

«Я считаю, что при рождении врач-неонатолог недооценила тяжесть состояния недоношенного ребёнка и приняла ошибочное решение перевести его в отделение новорождённых. По причине дыхательных нарушений и при условии, что ребёнок не был подключен к аппарату ИВЛ, в отделении новорождённых у нашего сына произошла остановка дыхания. Ребёнок экстренно поступил в ОРИТИ, однако его сразу не подключили к аппарату ИВЛ, а только спустя 1 час 35 минут после рождения», — говорит Вера.

В этот же день УЗИ показало отёк головного мозга, который развился в первые три часа жизни.

Многочисленные нарушения, которые привели к инвалидности, зафиксировала независимая экспертиза, проведённая ООО «АльфаСтрахование-ОМС» в Москве.

Однако судебно-медицинская экспертиза этих нарушений не выявила. Как отмечает Вера, результатов судебно-медицинской экспертизы она ждала около двух лет. Именно основываясь на них женщине отказали в возбуждении уголовного дела. После обращения в прокуратуру свою проверку проводил также Роспотребнадзор, но он выявил только часть нарушений из указанных матерью, в основном — допущенных в женской консультации.

Больницы

28 августа было решено перевести ребёнка в ДГКБ № 5.

«Сказали, что я могу подойти к ребёнку и попрощаться с ним. Я не узнала своего сына. Лицо и тело Елисея были сильно отёкшими, движения отсутствовали, глаза были закрыты, он был подключен к аппаратам жизнеобеспечения», — вспоминает Вера.

Со слов сотрудников пятой больницы, ребёнок находился на грани комы, 20 дней он провёл по искусственной вентиляцией лёгких.

Ребёнку поставили диагноз — внутриутробная инфекция с поражением лёгких. Однако мать не верит этому диагнозу, так как исследование ликвора не было проведено повторно несмотря на то, что в бланке указано, что результат сомнительный. Также не было проведено исследование на инфекции у матери.

3,5 года родители ухаживали за ребёнком. Пока муж зарабатывал деньги на необходимое лечение (нужно было купить различные аппараты от кислородного концентратора до ингалятора), Вера круглосуточно ухаживала за Елисеем: кормила его с помощью зонда, давала необходимые лекарства.

«Приём противосудорожных препаратов осуществляется чётко по режиму. Он начинается в 6 утра и заканчивался в 12 ночи. 3,5 года мы жили по часам. Кроме того, мне внушили, что всё это из-за меня, и три года я жила со страшным чувством вины, что это я заразила ребёнка инфекциями. Однако все мои анализы оказались отрицательными, я решила начать борьбу и добиться справедливости», — рассказала Вера.

Месяцами мальчик с мамой находились в больницах из-за возникающих на фоне болезни пневмоний и бронхитов. Несмотря на все усилия, в марте 2017 года ребёнок умер. А Вера продолжила писать во все инстанции, чтобы добиться наказания тех, кто, по её мнению, лишил её ребёнка.

«Я понимаю, что были нарушения, которые умышленно скрываются. Но это какой-то порочный круг, люди чувствуют свою безнаказанность. У меня нет цели доказать, что все врачи плохие. Но я буду добиваться справедливости», — говорит Вера.

ВашГород.ру


Обсуждение публикации




Яндекс.Метрика